История

История Наркомана

By on 10.12.2019

Мне нравилось чувствовать себя взрослым…

Меня зовут Алексей, я зависимый от химических веществ. На сегодня мне 36 лет. Выздоравливаю я больше 8 лет. Впервые химические вещества, изменяющие сознания попробовал, когда у меня умер отец. Мне было тогда 13 лет. И получилось так, что я употребил алкоголь, который сразу мне очень понравился, но не своим действием на меня, так как на физическом уровне было очень плохо: меня тошнило, рвало, т.е. я отравился. Мне нравилось совсем иное: я употреблял алкоголь со взрослыми ребятами, которым было по 18 лет; а также ощущения равноправия с ними. Все эти атрибуты взрослости очень сильно привлекали меня.

После смерти отца, мама круглыми сутками проводила на работе, и я всё это время был предоставлен самому себе. Я стал часто употреблять алкоголь, чтобы каким-то образом заработать высокую оценку в глазах окружающих меня людей. Компания была уличная, и это для меня было предметом гордости. Через пару лет в мою жизнь стали приходить иные наркотики, в виде таблеток. Это было в то время, когда в стране был введён сухой закон. Достать алкоголь было сложно, и поэтому я стал переходить на другие вещества, изменяющие сознание. От таблеток я стал получать удовольствие не меньше, чем от алкоголя.

Со временем я стал общаться с цыганами, так сказать, прилепился к ним на “хвоста”. С одним из них у меня завязались дружеские отношения. У нас не проходило ни одного дня, чтобы мы не употребляли алкоголь. Однажды он мне рассказал, что ездил в Москву к своим друзьям и попробовал такую великолепную вещь, как трава. Я очень сильно этим заинтересовался. У меня очень яркое воспоминание о первом моём пробовании травы. Я пошёл, нарвал, приготовил, накурился, и каково было моё удивление. На меня это подействовала с первого раза. Мне казалось, что я особенный. На тот момент мне было лет 16.

Я искал что-то новое…

У меня начался период в жизни, когда я стал употреблять каждый день. И продолжалась это до самой армии. Когда я ушёл в армию у меня был вынужденный простой. Там не доступны были наркотики. Через пол года я получил должность сержанта. У меня появился более свободный выход в город, где я искал, покупал и употреблял траву. И в армии, впервые в жизни, я попробовал тяжёлые наркотики. Назовите это любопытством, но, возможно, я начал искать что-то новое, лучшее. Я познакомился с одним человеком на почве травы, который стал описывать мне все прелести морфия. Я очень долго упрашивал его, чтобы он принёс мне уколоться. Он, в конце концов, мне принёс, и я попробовал, но ничего не понял.

Мне не потребовалось много времени на то, чтобы после армии отыскать более сильные наркотики и начать их употреблять. Я узнал, что это такое. Именно после этого началось моё падение. С каждым днём я всё больше и больше стал зависеть от наркотиков, делающих моё состоянии лучше или, по крайней мере, другим. Мне казалось, что я хотел «нагрузиться» и остаться в таком состоянии навсегда. Я не придавал значение тому, что ни одного дня не проводил трезвым. У меня утро начиналось с того, что я вставал и думал, в какую компанию мне сегодня пойти, чтобы что-либо употребить. Я искал, либо то место, где употребляют алкоголь, либо то место, где употребляют наркотики.

Моё падение…

В какой-то период времени мне стали доступны финансы, и моё падение началось ещё сильнее. Я стал больше колоться. Стимулирующие вещества я не воспринимал, как наркотики. И вообще, я не считал себя наркоманом. У меня было представление, что наркоман – это грязный, опущенный человек, которого периодически ломает, который всего боится. А стимуляторы были для меня чем-то таким, отчего не ломает, отчего не появляется зависимости – я воспринимал это именно так. Хотя в принципе регулярно у меня доходило до того, что после длительного употребления стимулирующих веществ, я снимался тяжёлыми наркотиками. Эксперименты с наркотиками быстро привели меня к злоупотреблению ими, а затем и к зависимости, с присущими ей беспомощностью и обречённостью.

 

Я продолжал употреблять каждый день. В один прекрасный момент я понял, что без этого не могу, что мне надо что-то с этим делать. Я не нашёл другого способа, как уйти в запой. Три дня пил до беспамятства. Когда пришёл в себя, мне рассказывали, что я вытворял ужасные вещи. Тогда, впервые в жизни, я признался маме, что употребляю наркотики. У меня на тот момент уже были проблемы с работой, с бизнесом. Я должен был много денег, но никак не связывал все эти проблемы с употреблением наркотиков. Я списывал это на временные трудности.

Я достиг дна…

С того момента у меня началось довольно резкое падение. Мир вокруг начал рушиться. Меня отправили в больничку, где я так и не прошёл полный курс лечения. Потом два раза попадал в психиатрическую больницу. Падение продолжалось по наклонной, но я всё равно не осознавал, что все мои проблемы в жизни оттого, что я употреблял наркотики. Я всё ещё думал, что это временные трудности.  Перед тем, как начинать выздоравливать, у меня из дома было вынесено практически всё, что можно было проколоть: все кастрюли, весь хрусталь, телевизор, цветной метал, который валялся во дворе. Мне не удалось проторчать свой дом, только потому, что мама и брат поступили очень грамотно – они прописали моего племянника в этом доме. Продолжалось это кувыркание довольно долго – больницы, была попытка уезжать в монастырь. Когда ехал в монастырь, думал, что сейчас там поживу, помолюсь, и у меня всё пройдёт, всё изменится. Возвращаясь в город, я снова употреблял.

Наступил момент, когда я понял, что мне уже ничего не помогает. Я снова обратился за помощью к маме. Мне некуда было обратиться. Я чувствовал, что никто не может мне помочь, так как моё положение слишком сильно отличалось от других. Я думал, что обречён на безумную тягу к саморазрушению, которая к тому моменту уже лишила меня желания бороться. Денег на анонимное лечение уже не было, и я пошёл в наркодиспансер. Мне начали делать различные процедуры. И в какой-то из моментов один врач сказал мне, что в наш город приехали Анонимные Наркоманы из Питера, что эти люди, возможно, чем-то смогут помочь мне.

Надежда…

Я всегда был одиночка, и для меня общение очень многое значило. Да, у меня были собутыльники, соигольники, а живого общения не было,  и меня это заинтересовало. На тот момент мне не с кем было общаться: мой друг умер, и никого рядом не было. Подумал, ну пойду, пообщаюсь. Я начал ходить на группу, общаться с этими людьми. Они приехали, чтобы помочь появлению Анонимных Наркоманов в городе. Самое интересное, что я наркотики не употреблял, а продолжал выпивать, при том у меня это проходило так. Я брал мешок с сахаром, с утра продавал, покупал бутылку палёной водки, выпивал, а вечером ехал на группу. Вот так я ходил на группу, пока в один прекрасный момент, человек из Питера не спросил, что-то от кого-то перегаром пахнет. Я в этот день с утра выпил бутылку вина. А я говорю: ну я пиво попил. И он говорит, ты знаешь, ты не можешь высказываться сегодня на группе (высказываться могут только те люди, кто не употреблял). Меня это очень сильно задело. И он мне сказал очень простую фразу, которая на меня подействовала: «Ты попробуй больше не пить». После группы я поехал домой. В кармане у меня было 10 рублей, я выпил 100 грамм, и после этого прекратилось моё употребление.

С того дня моя жизнь приобрела новый смысл и направление. В городе на тот момент не было Сообщества Анонимных Наркоманов и мне очень сильно хотелось сделать его. Я поехал в Питер, и когда пришёл первый раз на группу, и увидел толпу наркоманов, которые собрались не для того, чтобы употреблять наркотики, а для того, чтобы остаться трезвым — для меня это было шоком, что перевернуло моё сознание. Я слушал их, и снова и снова слышал свою историю. Эти люди переживали такие же чувства, что и я: ощущение потерянности, обреченности и деградации. Они так же, как и я, были беспомощны, безнадёжны и сломлены. Однако они могли смеяться над своим прошлым и с оптимизмом говорить о будущем. Казалось, что в них серьезность и легкомыслие уживались вместе со всепоглощающей чистотой и спокойствием, мне безумно захотелось иметь то, что было у них.

Возвращение…

Тяжелей всего было тогда, когда я вернулся в свой город, потому что в том помещении, где мы собирались, никого не было. С того момента началось испытание. И очень долго я был один. И сил у меня хватало, чтобы оставаться трезвым. Бывало такое, что я был один, и приходили двое-трое употребивших, и я им рассказывал, что делаю, как делаю, чтобы оставаться трезвым. Было отчаяние на девятом месяце трезвости, когда я общался с наркоманами, пришедшими на группу. Я думал, что они мне не верят, потому что я с ними не кололся. Надо с ними вмазаться, чтобы мне поверили, что я действительно наркоман. Но, слава Богу, этого не произошло. Люди в АН приходили-уходили. Кто-то задерживался на месяц, кто-то на неделю.

Со временем Сообщество стало расти. Здесь я нашёл новый дом. В моей жизни снова появился смысл. Я понял, что у меня есть призвание в жизни – бескорыстно делиться своим опытом с теми зависимыми, которые всё ещё страдают. На сегодня у меня есть всё: настоящие друзья, семья, ребёнок. И всё это только благодаря тому, что я остаюсь трезвым. Оставаться трезвым для меня сегодня также актуально, как и 8 лет назад.

Читайте Далее = Герои потерянного времени =

В материале представлены кадры из фильма «На игле» от английского режиссера Дэнни Бойла

TAGS
RELATED POSTS
Самые читаемые записи
  • -Расскажите, что такое Написание книги на заказ? -У меня часто спрашивают, как я могу писать книги на заказ? Не в ущерб ли приходится моим собственным литературным творениям? Отвечу прямо – Нет, далеко не в ущерб....
  • — Максим, многие интересуются ценой, за сколько можно написать книгу? —Отличный вопрос и главное – очень конкретный, поэтому постараюсь рассказать более подробно об услугах написания книги. Есть порядка десяти пунктов, позволяющих мне назначить конечную стоимость...
  •   — Макс, в чем именно заключается Ваша помощь?    — Начнем с того, что не каждый может написать книгу. Я встречал множество умных людей, профессионалов своего дела, будь они психологами, учеными или бизнесменами, не...
  • — Помните ли Вы написание своего первого любовного романа? Расскажите об опыте написание любовных романов на заказ? — О, да. Такое забыть просто невозможно. На дворе стояла ранняя осень, бабье лето только начиналось. Меня пригласили...
  • Мемуары, пожалуй, самый интересный жанр, с которым мне когда-либо приходилось работать. Я всю свою писательскую деятельность напрямую связываю с мемуарами, чему отдаюсь целиком и полностью. Вы спросите: “Почему именно Мемуары?”, и я Вам тут же...
  • — Максим, расскажите побольше об услуге написания сценария? — Написание сценария для фильма – одно из моих любимых занятий. Свой первый киносценарий я написал на втором курсе Журфака в 2006 году, назывался он “По рукам”....
  • — Максим, поделитесь, что значит литературное сопровождение и что туда входит? — Литературное сопровождение, прежде всего, для тех, кто желает написать книгу, но по каким-то причинам не может. Например, у человека в прошлом не было...